Возвращение Домой.

Двери открылись, и Валентина вышла из автобуса на обочину проселочной дороги. Она направилась по тропинке через лес напрямик к своему домику у самой опушки. Автобус, поднимая пыль, неспешно покатил дальше, в деревню, где она жила.

 

Однако автобусная остановка расположена в середине деревни, а её домик – с самого краю, в стороне от дороги. Вот она и попросила шофера остановиться здесь. Ей хотелось пройти через лес, а не по пыльной дороге через полдеревни - расстояние, практически, одно и то же.

Валентина вдохнула густой аромат леса. Как хорошо! Её охватила такая радость от возращения домой, словно она отсутствовала вечность, хотя прошло всего два дня.

Валентина села на большой ствол упавшей осины. Не то, чтобы она устала от дороги, просто ей хотелось побыть среди деревьев, перебрать в памяти все впечатления от поездки и прочувствовать их заново. А чувства теснились в груди, их было много.

 

Последние годы Валентина жила одна. Домик в дальней деревне когда-то купил её муж, заядлый грибник и любитель посидеть с удочкой на берегу. Проводить лето на природе было давней мечтой Валентины, но она не предполагала, что муж поселится в деревне постоянно. Потомственной горожанке, ей было трудно менять уклад жизни, но оставить мужа одного она не могла, да и не хотела. Всю жизнь они прожили вместе, как говорится, душа в душу, а в последний год она замечала, что он чувствует себя хуже и хуже. На беспокойство Валентины, он только отшучивался, а упаковки нитроглицерина летели одна за другой. В то лето, он всё-таки решил поехать в Москву, чтобы обратиться к врачам, но не успел.

 

Валентина вернулась в Москву, в квартиру, где жила их дочь, Галя с мужем Владиком и дочкой Машкой. Довольно скоро она поняла, что дома-то здесь у неё больше нет…

Ей казалось, что она мешает своим присутствием. Она замечала, как Владик срочно натягивает рубашку при её появлении утром на кухне. Двери комнат, обычно открытые, стали всё чаще закрываться. Она слышала, как Владик что-то выговаривает Гале недовольным тоном, и хотя дочь ей ничего не говорила, Валентина чувствовала, что всё дело в ней.

Конечно, молодые должны жить отдельно от родителей! Но получилось так, как получилось и на ближайшее время никаких вариантов решения квартирного вопроса не предвиделось.

 

А потом и вовсе начались конфликты. Владик был недоволен, как она воспитывает Машку, балует ребенка, позволяя всё. Валентина даже Гале с Владиком никогда не сказала «нет», всё старалась сделать для них самым наилучшим образом. Тем более для внучки, маленького солнышка! Но что бы она ни сделала, всё было не так! У неё самой не было претензий к Владику. Хороший муж, хороший отец. Но атмосфера раздражения постоянно висела в квартире.

 

И вот после тягостной зимы, по новому весеннему солнышку Валентина собралась и уехала в свой деревенский домик. Договоренность была такая, что она подготовит дом к летнему сезону, чтобы можно было приезжать на отдых с Машенькой.

Но, никто так и не приехал. Галя с Владиком отправились на отдых в Турцию. Хорошо, что дочку с собой взяли. Почти всё лето Маша провела у другой бабушки. Дача родителей Владика находилась всего лишь в 60 километрах от Москвы, очень удобно для того, чтобы приезжать в пятницу после работы на все выходные, а уезжать утром в понедельник. А к Валентине в деревню добираться целых четыре часа, в такие концы не очень покатаешься! Что ж, жизнь всё расставляет по своим местам! Где кому положено быть…

 

Так началась её новая жизнь. Валентина приняла всё как есть, без обид и претензий.

Раньше она была за мужем, как за каменной стеной. Все проблемы, все внешние дела он принимал на себя, а Валентина хозяйничала в доме как хранительница очага. Оставшись без мужа, она боялась новых для неё дел и ожидала всевозможных решений от Владика.

Теперь же она решила справляться со всеми делами сама. Она приняла для себя за аксиому – все вопросы решаются по мере поступления самым наилучшим образом!

 

Валентина исключила из своего лексикона слово «проблема», заменив его словом «вопрос». А вопросы всегда решаются! Ей сразу стало легче на душе. Еще одним важным акцентом аксиомы, которую она для себя приняла, - решать вопросы по мере поступления. Ушел образ множества всевозможных дел, которые сыплются на голову, как из ящика Пандоры. А один вопрос решать даже интересно! Тем более самым наилучшим образом! Вот и не стало в её жизни проблем.

 

Валентина приняла от мужа, да и от всей своей семьи бесценный дар – жизнь в одиночестве. Со всеми в деревне у неё были хорошие отношения, но дружбы она не водила ни с кем и в соседских посиделках у колодца не участвовала. Её дом стоял в стороне от основного ряда домов, и она могла за целый день не увидеть ни одного человека.

 

День за днём Валентина знакомилась с собою, и обнаружила в себе целый мир! Она заметила в своем внутреннем голосе голоса и интонации родителей, родственников, друзей и людей, оставивших свой эмоциональный след в её жизни. Она явственно поняла, что все её внутренние конфликты и переживания на самом деле вовсе не её – это противоречия и эмоции звучащих в ней голосов, каждый из которых ведет свою «одну и ту же песню», словно магнитную запись.

Валентина начала отпускать с благодарностью из своего внутреннего пространства все суждения одно за другим, пока в голове не наступила тишина. И тут она испытала расширение, когда весь окружающий мир звуков, красок, запахов оказался внутри неё и слился в единое целое! Валентина чувствовала себя частью окружающего пространства и одновременно всем пространством сразу. Она чувствовала как саму себя березу возле дома, каждую травинку на лужайке, лупоглазых лягушек в огороде, трясогузку, бегущую по забору и всё-всё вокруг.

В этом состоянии просто хотелось БЫТЬ. Она была совершенно счастлива в своей новой жизни, только родных хотелось видеть почаще, особенно внучку.

 

А этой весной на майские праздники произошло вот что.

Ближайший к Валентине дом уже давно пустовал. Там когда-то жила одинокая старушка. Муж и сын у неё погибли еще в Великую Отечественную, больше никого  не было у неё.  Может, еще объявится дальняя родня, чтобы претендовать на земельный участок, но уже годы прошли, а никто пока не появился. Домик стоял, разрушался, крыша уже провалилась.

Соседи иногда спрашивали Валентину, не страшно ли ей жить на отшибе. С одной стороны лес, а с другой – развалины, где нет-нет, да и бывают какие-то подозрительные личности. Но Валентина не боялась: страх ушел из её жизни.

 

И вот на майские праздники избушка-развалюшка и сгорела. Отчего, почему, никто не знает, только среди пепелища одна печная труба торчала.

А пару недель спустя пошла Валентина майские травы собирать, а на обратном пути проходила мимо пепелища. И вдруг слышит, не то стон, не то вздох тяжкий раздается: «О-о-ох!». Она остановилась, прислушалась. Никого не видно. А через некоторое время опять стон раздался -  голосок тихий, как порыв ветерка. Сердце повело Валентину в нужную сторону, и увидела она за печной трубой женщина маленькая лежит. Ну, очень маленькая, размером с собачку.

Валентина, хоть и городская, да сразу поняла, что к чему. Домовушечка эта из сгоревшего дома была. Домовой живёт пока дом стоит, а если дом погиб, то и домовой погибнет, если кто-нибудь в другой дом не пригласит.

Валентина сняла туфлю с ноги – хорошо, что обута была, а не босиком – положила перед домовушечкой и сказала: «Домовик-лаптевик, вот тебе сани, поезжай с нами!». Маленькая женщина исчезла, а Валентина бережно взяла туфлю и понесла домой.

 

Дома она положила туфлю за печкой и затопила, чтобы домовушечка погреться могла. «Интересно! – подумала Валентина - А где домовой от моего дома? Сколько здесь живу, никогда его не слышала. Наверное, бывшие хозяева с собой пригласили,  ведь домовой в доме – это счастье, он бережет уют, достаток и крепкую связь в семье!»

Напекла Валентина плюшек, достала баночку меда, стала чай наливать и домовушечку пригласила подкрепиться да новоселье отпраздновать. Так и стали они поживать, дружно да весело. Звали домовую Улитой, была она домовитой, очень любила порядок и еще знала травы разные. Улита говорила  Валентине, какие травы принести, чтобы сборы приготовить целебные и ароматные. Валентина и сама уже слегка в травах разбиралась, но Улита раскрыла перед ней кладезь ценных старинных рецептур.

 

Появлялась Улита, когда хотела. Она могла надолго исчезнуть из поля зрения, ничем не проявляя своего присутствия, а потом вдруг неожиданно появиться с важным сообщением, что пришла пора сбора какой-нибудь целебной травы.

И в тот вечер Улита появилась неожиданно. Она с удовольствием попила чайку с печеньем, а потом распорядилась, чтобы Валентина приготовила баночку меда, земляничного варенья и ароматные травяные чаи с клевером, чабрецом и кимарутой. «Завтра в Москву поедешь, гостинцы понадобятся! А вещей не набирай – на пару дней приготовь только необходимое. Главное – чаи не забудь!».

«Завтра в Москву!? С чего бы вдруг?»- но удивляться долго Валентина не стала. Она знала, раз информация пришла – надо действовать. Когда-то давно она не слушалась своей интуиции,  не обращала внимания на знаки, и всегда из-за этого, как говорится, «садилась в лужу».  Сейчас всё иначе. Да и Улита просто так не побеспокоит.

 

А часов в 10 вечера зазвучала мелодия мобильного. «Галин звонок» - определила Валентина.

- Мам? Привет! Как дела?

- Привет, Галчонок! Всё нормально!

- Вот хорошо! Мамуль, выручай! Нам с Владом завтра уехать надо, а Машку оставить не с кем. У Танюхи со Стасом завтра юбилей, десять лет свадьбы! Там все наши будут! Они чуть не половину класса пригласили, а мы ведь после окончания школы так еще и не встречались!» - затараторила Галина.

Таня  была Галиной подругой со школьных времен, и Стас учился в том же классе. Они с Таней поженились сразу после окончания школы. А Владик дружил с Таниным братом, так он и познакомился с Галиной. В общем, одна компания.

- Мы давно готовились, такой подарок купили!

- Давно готовились? А что же раньше не позвонила?

- Мам, ну мы же не думали тебя срывать с места! Зинаида

Андреевна обещала побыть и переночевать с Машкой, да оказалось, что не сможет. А везти с собой ребенка ну совсем не годится! Мы за город едем! Танюха со Стасом купили квартиру в Троицке – красивейшее место! Лес! Мы вечером шашлыки задумали. В общем, детей не берем!

- Галчонок, не волнуйся! Я завтра приеду. Конечно, побуду с Машуней, я так по вас соскучилась! Завтра встану пораньше, утренний автобус идёт в шесть часов, к часу дня буду у вас.

- К часу будешь? Хорошо! Все приглашены к трём часам, так что успеем!.Спасибо, мамуль, до завтра, целую!

 

Вот так неожиданно Валентина отправилась в Москву. Как давно она здесь не была! Шагая от метро знакомой дорогой, она оглядывалась по сторонам, словно попала сюда впервые. Впечатление было двойственным: свежая краска на фасадах домов, новые лавочки и детские площадки, при этом Валентина ахнула, увидев, что все деревья заасфальтировали, оставив только лунку в размер ствола. Привыкнув быть частью окружающего пространства, она почувствовала в себе совершенно другие ощущения, чем в деревне. Много нервозности, даже смятения чувствовала Валентина, хаос какой-то.

 

Вместе с тем в этом низко звучащем энергетическом хоре, она почувствовала что-то новое, очень тонкое и нежное, как шелк, чего не было раньше. Валентина привычным образом настроила себя лучшее и вошла в подъезд.

Её с нетерпением ждали. «Бабуля!» - Машенька с восторгом бросилась к ней на шею. Впервые Валентина вошла в квартиру со спокойной радостью вместо прежней боязни кого-нибудь потревожить. Владик был уже готов, как говорится, при полном параде и ждал Галину, которая бегала от зеркала к зеркалу с косметичкой в руках. Наконец, макияж был завершен, и они уехали.

 

Валентина окинула взглядом квартиру. Вокруг царил беспорядок, говоривший о торопливых сборах, и вносящий свою ноту в общую обстановку нервозности. Валентина опять, почти автоматически, себя гармонизировала, и атмосфера квартиры стала успокаиваться.

Она прошла с Машенькой в её комнату, где внучка стала демонстрировать Валентине свои детские ценности и рассказывать про то да сё.

«Вообще-то они нормальные, - сказала девочка о своих родителях, - только нервные очень, кричат часто… Зачем?»- она пожала плечами.

«А знаешь, почему они кричат?- продолжала Маша.- Потому что в их жизни волшебства не хватает! Всё время  работа, работа…Ты привезла нам что-нибудь волшебное?»

«Конечно, привезла!» - ответила Валентина, мгновенно включаясь в игру. – «Я привезла волшебный чай,  давай заварим!»

 

Они отправились на кухню пить чай.

«А какое волшебство делает этот чай?» - спросила Машенька.

«Он помогает почувствовать волшебство в себе. Знаешь, где настоящее волшебство спрятано? Оно внутри каждого человека, только никто не догадывается».

«А я знаю! Знаю! Когда что-то очень хочешь, то обязательно так и будет! Это же волшебство?»

«Да. Но самое главное волшебство получается, когда всё, что делаешь, ты делаешь с любовью, как самое важное дело в своей жизни! С интересом и вниманием».

«А я так и делаю. Значит я волшебница?»

Валентина подумала о том, что все дети – маленькие волшебники, потому что всё делают с полным вниманием, интересом и любовью к своему занятию. Но взрослые, критикой и поучениями отучают их от этого. Всё меньше остается интересных занятий, всё больше по обязанности. Так и заканчивается доброе волшебство. И возникает беспокойство, стремление сделать как надо, в соответствии с ожиданиями старших, желание контролировать, предвидеть, словом, защититься от возможной критики.

«Я так и говорила про тебя, что моя бабушка - волшебница, она живёт далеко-далеко, в волшебном домике, в волшебном лесу. Там есть лешие, там есть феи, гномы, домовые,- фантазировала девочка.- А у тебя есть домовой?»

«Есть. Только не домовой, а домовая. Мы с ней дружим,  домашние дела вместе делаем, а вечером чай пьем с вареньем».

 

По кухне разливался тонкий аромат трав.

«Значит, я сейчас попью чаю и почувствую себя волшебницей?» - Маша сделала круглые глаза.

«Только помни, что волшебство – это делать всё с любовью!»

И началась игра, радующая одинаково и бабушку, и внучку.

Они делали волшебную уборку в детской и на кухне, волшебно готовили волшебную еду, волшебно поливали цветы на окошках, ходили на волшебную прогулку. Словом, время пролетело действительно волшебно.

Когда воскресным вечером вернулись Владик и Галя, бабушка и внучка сидели за чаем. Аромат цветущего клевера и кимаруты разливался по квартире.

«Что за волшебный  запах?» - Галя зашла на кухню, следом за ней пришел Владик.

«Вот видишь, - захлопала в ладоши Маша, - а вы мне не верили, что наша бабушка – волшебница. Это волшебный чай, который она по вечерам пьет вместе с домовой!»

Валентина заметила, как Влад и Галя переглянулись, типа, не повредилась ли мать рассудком. Еще и ребенку голову морочит.

«Садитесь ужинать,- пригласила Валентина. – Устали с дороги? Как попраздновали?»

 

Но они от ужина отказались – с юбилея всё-таки! А вот попить чайку согласились с радостью. Все расположились на кухне. Так уютно там было! На столе стояли вазочки с мёдом и земляничным вареньем, печеньем и конфетами. Потекла неторопливая беседа. Молодые наперебой рассказывали, какой радостной и веселой была встреча одноклассников на юбилее Тани и Стаса, ведь Валентина помнила их всех детьми. В свою очередь она рассказала о своей жизни на природе.

«Значит, чай пьешь с домовушкой? А Карлссон не залетает? Плюшками побаловаться» - пошутила Галя, но Владик не поддержал её шутку.

 

Его взгляд изменился, словно ушёл куда-то далеко-далеко, вглубь себя.

«А знаешь, я ведь тоже когда-то дружил с домовым,- тихо произнес Влад.- Мне тогда было лет пять-шесть… Отец получил назначение в Приморский край…Глухая тайга… Мама поехала вместе с ним. А меня с бабушкой оставили. Я у бабушки в деревне жил почти до самой школы. Очень по родителям скучал, так плохо мне было. Хоть бабушка меня очень любила, и я - её, но родителей мне всё равно очень сильно не хватало.

И вот однажды я заболел. Температура под сорок, жар, бред. Бабушка меня своими средствами лечила, таблетки она не признавала. Но температура никак не снижалась, она уже совсем отчаялась, хотела «скорую» вызывать.

 

И вдруг я чувствую, что меня обнял кто-то, сверху тяжелый вес на  меня навалился, но мне от этого так хорошо и спокойно стало, что я заснул. Провалился глубоко-глубоко и долго спал, а когда проснулся – температура упала, так легко и хорошо стало, только слабость осталась. Бабушка потом меня быстро своими травами на ноги поставила.

Я рассказал ей, что со мной было, а она объяснила, что это наш домовой меня обнял. Она сказала, что домовой к добру так обнимает, когда дружит с хозяевами. Наш домовой такой шутник был, любил носок спрятать от бабушки. Один носок есть, а другого нет. Она ищет, ищет, найти не может. А потом посмотрит, а носок посреди избы на полу лежит, на самом видном месте»…

Так за разговорами и чаем они засиделись допоздна. Не хотелось уходить, хотя Маше уже пора было спать ложиться. Уж очень хорошо было всем!

 

А в конце Галя сообщила, что завтра у Влада начинается отпуск, и они будут собираться в путешествие. Они решили в этом году поехать в Крым на своей машине, чтобы проехать по всему побережью, побывать в разных местах. Она объяснила, что они хотят сменить обстановку, потому что засиделись на одном месте.

Ну что же, путешествие – это интересно: новые места, новые впечатления, и Маше полезно на море побывать.

На следующий день они  начали собираться, а Валентина отправилась к себе в деревню. Дорога была длинной, заняла полдня, но сейчас она уже совсем рядом с домом.

 

Валентина сидела на поваленной осине, пересматривая все свои воспоминания и все чувства за два дня. На душе было светло и радостно. Душа пела, сливаясь с окружающим пространством – с лесом, полным густых ароматов, с бездонным небом, с пением птиц. Самое главное, что так же хорошо ей было и в Москве, хотя еще недавно у неё были опасения относительно пребывания в мегаполисе. Чувство изоляции с людьми исчезло! Ей было спокойно, как дома…

Валентина осознала, что чувство дома, которое мы связываем со своими стенами, на самом деле живет у нас внутри и не зависит от места пребывания. Наш дом – это чувство любви и радости, которые всегда с нами, когда мы щедро дарим их окружающему миру.

Валентина засмеялась: «Мой дом всегда со мной, где бы я ни находилась! Прямо как улитка!»

 

«Улита! – пронеслась мысль.- Домовые привязаны к дому еще сильнее, чем люди. На протяжении всей истории человечества, люди и маленький народец жили бок о бок. Существовала целая культура общения, основная на тесной взаимосвязи. В эпоху материализма домовой стал всего лишь сказочным персонажем, люди перестали замечать их существование.

Но дело в том, что домовые зависят от домов, которые строят люди. Жизнью зависят. Сколько построено новых домов и разрушено старых! Но перебраться в новое жильё без приглашения домовой не может! Он обречен на гибель вместе со старым домом. Маленький народец на грани исчезновения из нашей реальности! И что при этом потеряют люди? Какие качества отпустят из своей жизни навсегда? Но если сознание людей развивается, может и маленький народец осознает бОльшую свободу для себя?!»

 

Валентина заторопилась домой. Ей хотелось скорее встретиться с Улитой. Только захочет ли показаться? Но как только Валентина оказалась дома, раздался шум падающего веника, и Улита появилась.

«Как твои гостинцы? Понравились?» - с хитрой улыбкой спросила она.

Валентина мысленным взором увидела, как Машенька недавно спрашивала её о феях, гномах, домовых.

С особенной ясностью Валентина почувствовала: как мы все взаимосвязаны!  Разные ниточки в едином ковре мироздания! Каким серым и скучным будет этот ковер, если в домах с людьми не будут жить домовые, по цветам не будут порхать эльфы и феи, под землей не будут собирать клады весёлые гномы, а в рощах не встретишь единорога?!

Валентина сделала свой выбор. И он ей очень понравился!

На следующий день Валентина «волшебно» занималась хозяйственными делами, когда услышала звук остановившейся машины. Обычно к её дому машины не подъезжали. Кто бы это мог быть? Она вышла на крыльцо посмотреть.

 

По дорожке к дому бежала Машенька, следом за ней от калитки шли Владик и Галя: «Мама, мы решили этот отпуск провести у тебя!»

 

Автор сказки: Елена Ямпольская, Москва.

Автор картины: Томас Кинкейд.